Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Мат – язык лохов.

Вчера наблюдал стычку кавказцев у Дмитровской. Это было забавно. Ни один, несмотря на ужасающие оскорбления, которыми они посыпали друг друга, так и не решился поднять руку . Они старались перекричать друг друга, вкладывая в матерные слова всю свою силу и «горячий» темперамент. Так, что по окончании, обессилев, пошатывались. Как боксёры после трёх тяжелых раундов. «Я тебя ... во все щели» и т.п. То есть действия назывались, но не совершались. Бла-бла-бла. Пустомели.
Классическое посылание – яркий пример пустословия: оно означает намерение совершить с посылаемым акт мужеложства. Ну попробуй, рискни здоровьем, так нет, дальше произнесения этих грязных слов, я не видел, чтобы кто-нибудь шёл. У нас в детстве на улице, если кто-нибудь говорил «...ный в рот»,его переспрашивали: «Кто ...ный в рот? – Ты?» Или если кто-нибудь говорил «да в рот ...ть»,его переспрашивали: «Кого? – тебя?». Ну и так далее. За «бл...ь» тоже подтягивали, потому что это вводное слово похоже на обращение. Сейчас же мужчины и подростки друг друга очень легко оскорбляют и никто не ставит на место. Да ты... Да ... и так далее. Про мать я вообще молчу. У нас так раньше не говорили вообще.
Классический разговор мужиков: «Вчера один ... на «Ниве» то-то и то-то» . Да чего ты сейчас его оскорбляешь, крутой, надо было тогда загородить дорогу ему, вытащить из машины и доступно объяснить ему, кто он такой, раз тебе доступно такое знание. А трещать языком-то все горазды. Натурально, мат – язык лохов.

Коэльо о кочевникаx

Чтобы жить полной жизнью, надо находиться в постоянном движении, и только тогда один день будет непохож на другой. Когда мы, кочевники, проходили через города, то думали: «Сколь несчастны живущие на одном месте: для них все одинаково». Очень может быть, что горожане, глядя на нас, думали: «Сколь несчастны те, кто не может жить на одном месте». У кочевников прошлого нет, а есть только настоящее, и потому они были счастливы — пока коммунистические власти не заставили нас стать оседлыми, согнав в колхозы. С той поры мы начали верить в ту историю, которую общество считает верной. И утратили свою силу.

— В наши дни человек не может кочевать всю жизнь.

— Физически — нет, не может. А в смысле духовном — может. Может идти все дальше, уйти от личной истории, от того, какими нас принудили быть.

— А что надо сделать, чтобы отрешиться от этой истории, которую нам внушают?

— Несколько раз рассказать ее вслух, в полный голос, в мельчайших подробностях. И в ходе этого рассказа мы отрешимся от нас прежних и — сами увидите, если решитесь попробовать, — освободим место для нового неведомого мира. Повторяйте эту историю как можно чаще, до тех пор, пока она не утратит свою важность в ваших глазах.